Тичина П. Г.



[2]
Дошку на честь П. Г. Тичини відкрито 24 січня 1976 року за адресою вулиця Культури, 9. Скульптор В. А. Юр’єв. У 2000 році дошка зникла.

«"Харків мене підкував і виховав" П. Тичина. Тут, у будинку "Слово", в 1929 – 1934 рр. жив і працював поет-академік, Герой Соціалістичної праці Павло Григорович Тичина».

1. Інгор, Б. Вшановуючи пам'ять поета // Вечірній Харків. – 1976. – 24 січ.
2. Крушинська, Я. Поету-громадянину // Соціалістична Харківщина. – 1976. – 25 січ. : фот.
24 січня на будинку «Слово» відкрито меморіальну дошку П. Г. Тичині. Автор дошки – скульптор-аматор В. А. Юрєв.
3. Українська, З. У «Слова»  викрали пам'ять // Слобідський край. 2000. 5 верес.
Ще взимку з будинку «Слово» зникли меморіальні дошки.

З історії літературного життя Харкова: П. Г. Тичина


Тичина Павло Григорович (15(27).01.1891–16.09.1967) – український поет. Народився у с. Піски (нині Чернігівської області). Закінчив Чернігівську духовну семінарію (1913), навчався у Київському комерційному інституті (1913–1917). Друкуватися почав у 1912 р. Автор віршів, поем, перекладів, літературознавчих праць. З 1923 р. жив у Харкові, працював у редакції журналу «Червоний шлях». Був членом літературних організацій «Гарт» і ВАПЛІТЕ. З 1934 р. жив у Києві. Член Спілки письменників СРСР (з 1934). Директор Інституту української літератури ім. Т. Шевченка АН УРСР (1936–1939, 1941–1943), міністр освіти УРСР (1943–1948). Дійсний член Української Академії Наук (з 1929). Лауреат Державної премії СРСР (1941) і УРСР (1962), Герой Соціалістичної Праці (1967). Помер у Києві, похований на Байковому цвинтарі. [1].
***
Из воспоминаний писателя Ю. К. Смолича:
«Я впервые встретился с Павлом Григорьевичем в 1923 году в Харькове. Для меня знакомство с Тычиной было потрясением: я никогда не надеялся завязать личные связи с таким "небожителем". И знакомство это стало для меня живительным источником. Почему-то особенно запомнилось мне жилье Павла Григорьевича. Тогда он – первый поэт Украины – ютился в редакции газеты "Вести" в тесной конурке – бывшей ванной комнате. Вместо ванны в ней стояла мебель – стол и табурет. Кровати не было: спал Тычина на куче нераспроданных газет, накрытой серым солдатским одеялом.
Со временем квартирные условия Павла Григорьевича улучшились: он получил комнату на Московской улице. На сей раз это была бывшая кухня. Обширная плита служила ему письменным столом, а духовка – шкафчиком для книг. Через год с жилищным положением стало еще лучше: Тычина поселился на Каплуновской улице в стареньком двухэтажном домишке. Его соседом был Александр Иванович Копыленко – человек порывистый и несдержанный. Он всегда поднимал вокруг себя шум и кавардак: громко говорил, пел, хохотал, стучал каблуками, грохотал стульями. А тихий и кроткий Тычина мог работать только в абсолютной тишине. И бедняга Копыленко страдал: заговорив в полный голос или внезапно запев, сразу же вспоминал о Тычине и переходил на шепот. И обычно, провинившись, Александр Иванович шел извиниться перед потревоженным Павлом Григорьевичем, чем особенно его донимал.
К началу тридцатых годов жилищные условия были налажены окончательно: построили дом писателей "Слово", и Тычина получил трехкомнатную квартиру. Окна его квартиры в первом крыле "Слова" (над Йогансеном) были как раз против моих окон в крыле противоположном, и я всегда знал, когда он ложится спать и когда встает. Если из моего окна не видно было склоненной над столом фигуры Павла Григорьевича, это означало, что его нет дома. Мягкий и деликатный Тычина был удивительно трудолюбив: работал за столом с раннего утра и допоздна. А впрочем, что касается мягкости Павла Григорьевича, даже вошедшей в поговорку, то она отнюдь не означала мягкотелости. Все начинающие поэты знали, как Тычина был строг в своих требованиях, бескомпромиссен в суждениях, тверд в творческих принципах. Он не допускал малейшего снижения требований и не прощал ни одной ошибки. Я не писал стихов, но, пользуясь дружескими отношениями с Павлом Григорьевичем, принес ему мои первые рассказы. Ни одного из них он не похвалил и не напечатал: язык, стиль, образная система не удовлетворяли Тычину. И меня очень тронуло то, что возвращая раскритикованные рассказы, он тут же пригласил меня к себе, чтобы я послушал его первые наброски "Сабли Котовского" и помог ему своими советами. Я понимал, что зовет меня Тычина не потому, что нуждается в моих советах, и даже не потому, что я знал Котовского и видел его на фронте, а потому, что по своей исключительной деликатности он чувствовал необходимость поставить меня в равное с ним положение, чтобы я, упаси бог, не подумал, что он считает себя выше, а меня ниже» [6].
***
Із спогадів В. Куліша – сина драматурга М. Куліша:
«На п’ятому поверсі жив Павло Тичина. Його рідко можна було зустріти у "Слові". Створювалося враження, що Тичина навмисне ховається від людей. Але до нас він заходив досить часто в товаристві Хвильового, Любченка, Досвітнього. Сідав у куточку і мовчав. Але бували випадки, що Тичина раптом починав говорити. Тоді його спогади про духовну семінарію ставали центром загальної уваги. Тичина вмів оповідати смішні до сліз речі, сам не усміхнувшись навіть» [3, с. 24–25].
«Вулиця Ярослава Галана – колишня Червоних Письменників. Великий сірий будинок у формі літери "С""Слово". На фронтоні меморіальна дошка з барельєфом П. Г. Тичини. У цьому будинку жив видатний поет. І от ми піднімаємося широкими сходами разом із сьогоднішнім господарем квартири Юрієм Євгеновичем Тичиною, племінником поета. Відкриваються масивні двері з мідною ручкою, на стіні у передпокої старий електричний дзвінок. "Той самий, – пояснює Юрій Євгенович. – Він був тут ще за життя поета. А ось і кабінет Павла Григоровича". Звичайно, меблі в кабінеті вже не ті. Та й яке було умеблювання у ті важкі часи? Фотографії, зроблені товаришем поета Павлюком, відтворюють тодішню обстановку помешкання – простий стіл, квадратна чорнильниця, ручка із сталевим пером, полиці з книгами. На фотографіях, які дбайливо зберігає Ю. Є. Тичина, – родичі, друзі, шанувальники поета, які були частими гостями на цьому "найвищому поверсі української літератури". А ось Тичина за роялем. "Цей рояль стояв у сусідній кімнаті, – розповідає Юрій Євгенович. – Дуже любив поет цей інструмент, і часто під високим склепінням лунали ліричні акорди Лисенка і Леонтовича". А ось фотографія, яка зображує поета на балконі. Він замріяно вдивляється в далечінь, де угадуються обриси новозбудованого Держпрому.
"Ідея створення такого домашнього музею виникла в мене давно, – розповідає Юрій Євгенович, – ще тоді, коли мій батько зберіг в тяжкі воєнні роки рідкісні книги Тичини з його автографами. Потім я потроху збирав першодруки поета, сімейні реліквії, фотографії, листи, документи. Так поступово у харківський кабінет Тичини поверталися його речі". На поличці лежить знамените пенсне поета, яке ми знаємо із численних фотографій, поряд його ручка, олівець. На журнальному столику – альбом фотографій, що відтворюють весь життєвий шлях поета. У відблисках сонця бронзовий скульптурний портрет Тичини – копія того, що на фронтоні будинку» [7].
***
«Уникальные фотографии из семейного архива, пенсне и карандаш П. Г. Тычины – то немногое, что осталось в его харьковской квартире в писательском доме "Слово" на улице Культуры. Сейчас здесь живет племянник поэта Ю. Е. Тычина. "Павел Григорьевич жил в Харькове с 1923 года по 1934, когда столицу перенесли в Киев, – рассказывает Юрий Евгеньевич. – В этой квартире №15 дядя провел последние пять лет своей харьковской жизни. Здесь почти все осталось так же, как и было при нем: окна, двери, паркет – мы ничего не меняли. А вот обстановка не сохранилась. Когда дядя переезжал в Киев, он забрал с собой большую часть библиотеки, рояль. А то, что осталось – некоторые книги, стеллажи, мебель – пришлось сжечь во время оккупации, иначе мы бы не выжили в холодном и голодном Харькове". Дом "Слово" был построен в 1929 году специально для украинской "богемы". Писатели, художники, актеры много лет скитавшиеся без своего жилья, организовали жилищный кооператив.
Среди первых обитателей дома, кроме Павла Тычины, были Остап Вишня, Николай Хвылевой, Лесь Курбас, Владимир Сосюра, Николай Кулиш. Дом был одним из лучших в Харькове – с просторными квартирами, горячей водой, персональными телефонами. Квартиры распределяли по жребию, и Тычине досталась трехкомнатная квартира №12 на четвертом этаже, под Майком Йогансеном. "Сосед сверху оказался шумным – у него были охотничьи собаки, которые лаяли. А многочисленные гости Йогансена часто по ошибке звонили в дверь Тычины. Павлу Григорьевичу это очень мешало – он мог работать только в полной тишине. И спустя некоторое время деликатный Тычина предложил соседу поменяться квартирами" – рассказывает Юрий Тычина. В 1933 – 1937 годах по дому прокатилась волна репрессий. Во дворе часто появлялся зловещий "черный воронок". За писателями была установлена слежка. "Тычина, как и большинство, всегда держал дома узелок с вещами на всякий случай. И избегал разговоров о политике. Слишком много было провокаторов и доносчиков. На все вопросы Павел Григорьевич говорил: мы преданы партии. Он понимал, что одно неосторожное слово может стоить жизни всей семье" – говорит Юрий Евгеньевич» [8].
***
«Среди памятников литературной жизни Харькова особое место занимает жилой дом "Слово". Здесь в трехкомнатной квартире № 12 жил поэт П. Г. Тычина, воспевший Харьков в сборнике "Ветер с Украины". В ознаменование 85-летия Тычины 24 января 1976 г. на доме открыта бронзовая мемориальная доска с горельефным изображением поэта и его факсимиле» [4].
Джерела
1. Гальченко, С. А. Тичина Павло Григорович // Енциклопедія історії України. – Київ, 2013. – Т. 10. – С. 89–91 : фот.
2. Гончарова, Н. «Красные писатели» с улицы Барачной // Газета по-харьковски. – 2011. – 3 марта. – С. 10–11 : фот.
За спогадами Ю. Є. Тичини – племінника П. Г. Тичини.
3. Куліш, В. Слово про будинок «Слово» : спогади. – Торонто, 1966. – 68 с. : фот.
4. Материалы к Своду памятников истории и культуры народов СССР по Украинской ССР / Укр. о-во охраны памятников истории и культуры. – Киев : [б. и.], 1984. – Вып. 2 : Харьковская область. – С. 249.
5. Пилинська-Чилінгарова, О. Павло Тичина в Харкові // Вечірній Харків. – 1977. – 9 верес.
6. Смолич, Ю. Тычина // Рассказ о непокое : страницы воспоминаний об украинской литературной жизни минувших лет / Ю. Смолич. – Москва, 1971. – С. 541–555.
7. Тома, Л. У кабінеті Тичини // Ленінська зміна. – 1980. – 13 листоп. : фот.
8. Тычина, Ю. «В семье Тычины было табу на разговоры о политике» / беседа с племянником П. Г. Тычины Юрием Тычиной / записала Наталья Гончарова // Газета по-харьковски. – 2011. – № 7. – С. 8–9 : фот.
9. Якушко, О. Тычина поменялся квартирой с соседом, а Хвылевой отказался от апартаментов // Комсомольская правда в Украине. – 2013. – 28 нояб. – С. 18.
 

Комментариев нет:

Отправить комментарий