Буланкін І. М.



Меморіальна дошка на честь І. М. Буланкіна встановлена 9 лютого 2002 року за адресою вулиця Гуданова, 9/11.
 
«В цьому будинку з 1944 по 1960 рік жив та працював видатний вчений-біохімік і організатор науки, академік АН України, ректор Харківського університету Іван Миколайович Буланкін (1901–1970)».

1. Мерзликина, М. Гвоздики ректору // Слобода. – 2002. – 12 февр.
2. Тараненко, М. Пам'ять про сподвижника // Слобідський край. – 2002. – 12 лют.
Статті про відкриття меморіальної дошки вченому-біохіміку, ректору Харківського університету І. М. Буланкіну на будинку, в якому він жив у 1945–1960 рр. (вулиця Гуданова 9/11).
З історії Харківського національного університету імені В. Н. Каразіна:
ректор І. М. Буланкін


Іван Миколайович Буланкін народився 21.01 (3.02) 1901 р. в селі Теньки Казанської губернії (нині республіка Татарстан). Його батько, селянин, був змушений шукати підсобні заробітки, щоб утримувати сім’ю – працював матросом, штурвальним. Одинадцятирічний Іван був учнем літографа у приватній друкарні в Казані. Потім повернувся в село, де навчався в церковнопарафіяльній школі, яку під час революції було перетворено на школу 2-го ступеня.
Вступивши в 1920 році до лав Червоної Армії стає учителем у навчальній піхотній школі Заволзької бригади.
У 1921 році він був відряджений на навчання до Харківського інституту народної освіти. З моменту вступу до ІНО, який було перетворено пізніше на Харківський державний університет, усе подальше життя і діяльність Івана Миколайовича Буланкіна були нерозривно пов’язані з університетом, якому він віддав усі свої сили й енергію.
З 1926 – аспірант, потім асистент відомого фізіолога О. В. Нагорного.
Іван Миколайович викладав анатомію, біологічну, фізичну, колоїдну хімію. З 1944 – проректор, а з 1945 р. – ректор Харківського державного університету. З 1951 року – академік АН України [1, с. 9–10].
***
Зі споминів І. М. Буланкіна:
«Я был откомандирован в ИНО политотделом Заволжской бригады, которая тогда стояла в Славянске. Все было сделано по-военному. Получил документы, 2 фунта кукурузного хлеба, несколько золотников сахару и желудевого кофе, ржаную муку и уверение, что в ИНО мне дадут и квартиру, и содержание. В этот же день сел на поезд. Устроился в ″международном″. Это был пульмановский вагон с антрацитом… Наутро, с черной, как у негра, физиономией слез на станции ″Основа″, сделал бесполезную попытку вымыть начисто лицо без мыла и двинулся к Харькову» [3, № 1, с. 42].
***
«В эти тяжелые годы [1930-е] Буланкин буквально ходил по лезвию ножа, вызывая постоянно и по разным поводам недовольство руководства. Характерен выговор, полученный им в результате партийной ″чистки″ в 1934 году, одним из пунктов которого было обвинение, касавшееся поддержки сына кулака, аспиранта университета: ″не только не вскрыл его и не снял с работы, а наоборот, прикрывал его социальное происхождение, чем дал ему возможность закончить учебу″. Он защищал от необоснованных нападок со стороны некоторых руководителей университета сотрудников биологического факультета, в том числе А. В. Нагорного, выступал с резкими критическими замечаниями непрофессиональных решений в науке.
<…> В 1943 году, после освобождения Харькова, Иван Николаевич рвался в родной город, возвратился сам, оставив в Томске семью, жил в подвале биофака и все силы, все свое время отдавал налаживанию жизни родного университета, где, по его словам, знал каждый камень и каждого человека. В 1944 году он стал проректором, а с 1945 года – ректором ХГУ. Кропотливо работал над воссозданием коллектива разрушенного войной. Написал десятки писем во все концы страны, организовал отзыв с фронта нужных университету людей, преподавателей и научных сотрудников. Руководил восстановлением зданий, покалеченных бомбежками и пожарами, а также добивался возвращения университетских территорий, занятых во время войны другими организациями. Характер у Буланкина был твердый, он неутомимо отстаивал и университетские стены, и университетские кадры» [2, с. 90–91].
***
Зі споминів Н. І. Буланкіної:
«Опрашивал отец студентов в разные годы по-разному. В молодости был суров. Считал, что ″5″ заслуживает лишь тот, кто сможет его удивить, и потому отличных оценок ставил мало. Но некоторые удивляли. Правда, по-разному. Помню рассказ отца об одном ″романтике″, который на вопрос о свободной и связанной воде отвечал примерно так: ″Свободная вода – это вода морей и океанов (широкий взмах рукой, иллюстрирующий разгулявшуюся водную стихию). А связанная вода – это (с презрительной гримасой), например… вода в графине″.
В последние годы стал гораздо более мягким экзаменатором. Если студенты и тряслись, отвечая отцу, то не столько из-за его строгости. Сколько из уважения к его авторитету» [1, с. 77].
***
Із листів ректора І. М. Буланкіна родині (п’ятдесяті роки):
«″…У меня не переводится начальство из Москвы и Киева. В университете, как в потревоженном улье, идет прием, бегают родители, ходят ходатаи, звонят знакомые и незнакомые…″
″… В университете горячка – принимаем медалистов. В этом году их полно и всех принять не можем – нужно оставить места и для конкурса. Поэтому ругань, слезы и буквально осада кабинета родителями, родственниками и самими медалистами. Особенно трудно с физиками. Сидим с Марусей Жуковой часами, читаем анкеты и автобиографии…
″… Только здесь [в санатории] почувствовал, как я устал. Дело дошло до того, что я забыл номер своей квартиры и сейчас не уверен – знаю ли. Послал письмо и открытку на 39-й номер, сегодня посылаю на 34-й″» [3, № 2, с. 40, 42].
Джерела
1. Академик Иван Николаевич Буланкин / [сост.: Буланкина Н. И., Калиман П. А., Коченков А. Ф., Куделко С. М.]. – Харьков: Автоэнергия, 2004. – 351 с.
2. Буланкина Н. И. Буланкин Иван Николаевич. 19011960 / Н. И. Буланкина, П. А. Калиман // Служение Отечеству и долгу : очерки о жизни и деятельности ректоров харьк. вузов (18052004 годы) / под общ. ред.: В. И. Астаховой, Е. В. Астаховой. – Харьков : Изд-во НУА ; Золотые страницы, 2004. – С. 8992.
3. Буланкина Н. И. Мой отец // Universitates. Наука и просвещение. – 2001. – № 1. – С 3655; № 2. – С 3251.
 

Комментариев нет:

Отправить комментарий