Барабашов М. П.



Дошку на честь М. П. Барабашова встановлено за адресою Пушкінська вулиця, 67/69.

«В цьому будинку з 1950 р. по 1971 р. жив і працював видатний вчений-астроном академік АН України Микола Павлович Барабашов».

Быстрица, Л. Наша память // Слобода. – 1994. –4 июня. – С. 1.
На улице, где жил Барабашов // Время. – 1994. –9 июня : фот.
Статті про відкриття меморіальної дошки на честь М. П. Барабашова на фасаді будинку, де він жив (вулиця Пушкінська, 67/69).

З історії розвитку астрономічної науки Харкова: М. П. Барабашов


«Барабашов Николай Павлович (1894–1971). Родился 18 (30) марта 1894 года в г. Харькове. Окончил с отличием 1-ю Харьковскую гимназию. Высшее образование получал сначала в Юрьевском (г. Тарту), а потом в Харьковском университетах. В 1919 г., по окончании университетского курса был оставлен для работы в университете.
С 1930 г. заведовал кафедрой астрономии ХИНО [Харьковского института народного образования]. Во время Великой Отечественной войны, находясь в эвакуации, проводил большую научно-исследовательскую работу. В октябре 1943 г. возвращается в Харьков. С 1943 и до февраля 1945 года – ректор Харьковского университета.
С 1948 г. – действительный член АН Украины. Возглавлял комиссию по физике планет Астросовета АН СССР, Астросовет УССР, был членом Международного астрономического союза.
Герой Социалистического труда, награжден орденами Ленина, Трудового Красного Знамени, многочисленными медалями, Заслуженный деятель науки УССР. <…> Н. П. Барабашов умер в 1971 году. Его именем названа малая планета (астероид), кратер на Марсе, улица и станция метро в Харькове и даже сорт тюльпанов. <…> В связи со столетием со дня его рождения в 1994 году на доме, где он жил и работал, установлена мемориальная доска. В Харькове живут его дети и внуки» [2, с. 86, 88].
«Николай Барабашов окончил 1-ю Харьковскую гимназию с серебряной медалью. Учился легко, с неизменно высокими результатами. Много и с увлечением читал.
Из прочитанного в то время запомнились книги о звездном небе и его чудесах. Неизгладимый след оставила "Живописная астрономия" Фламмариона и "Путешествие на Луну русского ученого" Фора и Графиньи. Последняя книга увлекла особенно. Может быть, эти книги и пробудили интерес к астрономии. Как-то Коле подарили подзорную трубу. Он приспособил ее для наблюдения неба, планет и Луны.
Постепенно Николай освоил технику фотографирования. Один из его снимков Луны преподаватель гимназии Ростислав Дмитриевич Пономарев демонстрировал гимназистам на уроке физики. Это были первые шаги в исследовании планет.
В одну из своих командировок в Париж отец взял с собой Колю, который давно мечтал побывать у известного астронома Камила Фламмариона, по инициативе которого было создано Французское астрономическое общество. Состоявшаяся встреча оставила неизгладимый след в душе молодого человека. На прощание французский ученый подарил Николаю книгу с автографом ″Моему новому коллеге Н. Барабашову от согражданина неба″.
Еще один великий ученый оказал большое влияние на будущего астронома. В середине 20-х годов Николай Павлович познакомился с трудами основоположника теоретической космонавтики К. Э. Циолковского, переписывался с ним и понял, какое большое значение приобретут знания о Луне и планетах Солнечной системы» [2, с. 86].
«В 1930 году Николай Павлович принимает руководство одним из лучших астрономических коллективов страны – становится заведующим кафедрой астрономии.
Вклад Н. П. Барабашова в исследования физических свойств лунной поверхности и физического планетоведения был настолько велик, что в 1936 году ему присваивают звание доктора физико-математических наук без защиты диссертации по совокупности опубликованных научных работ» [2, с. 87].
***
«Зима для астронома – пора серьезных испытаний. Температура в помещении, где установлены астрономические инструменты, должна быть такой же, что и температура воздуха на улице. В противном случае не жди от них ″точной работы″. Приходилось, бывало, просиживать у телескопа всю ночь напролет и при тридцати пяти градусном морозе. Разве можно оторваться, когда увидишь какое-нибудь новое явление! Не обходилось и без курьезов. Один раз примерзли к трубе брови. Пришлось отрывать. Это были, так сказать, небольшие профессиональные ″издержки″» [4, с. 54–55].
«[Харьков, лето 1941 года]. Супруги Барабашовы, сдав зачет на ″ворошиловского стрелка″, тоже записались в народное ополчение.
Городской штаб обороны связал Николая Павловича с военными летчиками. Молодых летчиков часто интересовало, что представляли собой светящиеся точки, появлявшиеся на небе. Были случаи обстрела… звезд. Есть красные звезды, как, например, Антарес, которые низко идут над горизонтом, и кажется, будто это огонек самолета.
К астрономической башне подвели прямой провод. Барабашов и Чекирда дежурили поочередно. Звонили к ним часто:
– Что там появилось?
– Звезда.
Успокаиваются.
Но чаще отвечали:
– Самолет!
И в ответ земля содрогалась от раската зенитных орудий» [4, с. 72].
***
«В августе 1943 года был освобожден Харьков. Сразу же Н. П. Барабашов получил вызов и был назначен ректором Харьковского университета. Николай Павлович сразу же взялся за восстановление университета и астрономической обсерватории. <…> он приходил в университет в семь утра, а уходил поздним вечером.
<…> Составлялись списки разбитого и разграбленного инвентаря и инструментов и устанавливались сохранившиеся. Необходимо было достать фиксирующую жидкость для высыхающих коллекций биологического факультета и музея, найти печников и поставить печи в ботаническом саду, чтобы спасти те растения, которые героически сохранили его сотрудники во время оккупации. Нужно было составить планы научных работ, достать и вставить стекла в сохранившихся помещениях университета, обеспечить студентов стипендией, общежитиями, едой. Раздобыть котел для студенческой столовой, оборудовать читальный зал…
<…> В записной книжке Николая Павловича есть такие записи тех лет: ″лекция в госпитале″, ″хлебные карточки для аспирантов″, ″как студенты будут встречать Новый год?″, ″начать писать работу о Луне″, ″организовать субботник на обсерватории по разборке и смазке деталей рефрактора Цейса и меридианного круга″. <…> И мало кто знает, что организовать восстановление университета Николаю Павловичу пришлось уже будучи серьезно больным» [2, с. 87].
«Несмотря на болезнь, интенсивная научная и организационная работа Барабашова не прекращалась.
Его многолетние исследования Луны, Марса, Венеры, Юпитера и Сатурна позволили получить многие физические характеристики их поверхности и атмосферы. Фотографии лунной поверхности, сделанные космическими аппаратами серии ″Луна″ и изучение образцов лунного грунта, доставленного спускаемым космическим аппаратом ″Луна-16″, которое первыми провели Николай Павлович со своими учениками, в точности подтвердили высказанные им ранее гипотезы о строении лунного грунта. Астрономы многих стран прислали очень теплые поздравления. В одном из них говорилось: ″Вам дано было пережить редчайшую для астронома радость – подтверждение космическими станциями Ваших выводов о строении лунной поверхности, сделанных на Земле″» [2, с. 88].

Джерела
1. Александров, Ю. В. Гражданин неба : к 110-летию со дня рождения Н. П. Барабашова / Ю. В. Александров, Д. Ф. Лупишко // UNIVERSITATES. Наука и просвещение. – 2004. –№ 1. – С. 2228 : ил. – Библиогр. в конце ст.
2. Астахова, Е. В. Барабашов Николай Павлович, 1894–1971 // Служение Отечеству и долгу : очерки о жизни и деятельности ректоров харьк. вузов (1805–2004 гг.) / под общ. ред. В. И. Астаховой, Е. В. Астаховой ; [редкол.: В. И. Астахова и др.]. – Харьков, 2004. – С. 86–88.
3. Ніколенко, Д. М. Астрономічна школа Миколи Павловича Барабашова // Україна і світ: гуманітарно-технічна еліта та соціальний прогрес : тези доп. Міжнар. наук.-теорет. конф. ... / Нац. техн. ун-т "Харк. політехн. ін-т". – Харьков, 2012. – Ч. 3. – С. 112113.
4. Шумский, Д. Герой Социалистического Труда Н. П. Барабашов. – Харьков : Прапор, 1971. –136 с.
 

Комментариев нет:

Отправить комментарий